Н.Степунина "Молодость и нравственность в прежние времена"

Н.Степунина "Молодость и нравственность в прежние времена"

Фрагменты интервью о нравственности общества в СССР.

Они поженились, когда полетел первый спутник и вышел на экраны фильм «Когда деревья были большими». Страна тогда жила интересно, а свадьбы отмечали скромно. В ЗАГС они пришли пешком. Пять красных гвоздик и бутылка советского шампанского — вот и весь антураж. В «медовое» путешествие молодой муж отправился один— на учебные стрельбы в соседнюю область. А новоиспеченная жена осталась отмывать комнату в домике на окраине города, которую им удалось снять всего за 40 рублей. Но несмотря на бедный быт, Алексей Алексеевич и Валерия Михайловна вспоминают то время с глубокой нежностью. Какими они были, молодожены 1961-го года? О чем мечтали, как строили отношения, что считали главным?

«Целоваться на улице было категорически запрещено!..»

В.М. Это осуждалось всеми! И девушка приличная ни­когда бы этого не допусти­ла! Любое проявление чувств на людях считалось недопу­стимым. Наша фотография, где мы с мужем обнимаемся, сделана близким другом уже после нашей свадьбы на бере­гу речки, где кроме нас нико­го не было.

А.А. Если молодому челове­ку и удавалось поцеловать де­вушку, то только в темное вре­мя суток и где-нибудь в парке. И честно сказать, отношение к девушке, которая это позво

лила, было не очень хорошее. Когда ко мне приехала моя не­веста (из Москвы, где училась, в Майкоп, к месту моей служ­бы), мы неделю до ЗАГСа жили в одной комнате, но я просто не мог ее тронуть. Я не мог ее обидеть. Это было бы не­честно. Она доверилась мне, приехала, я должен был сна­чала выполнить свои обяза­тельства — зарегистрировать брак, а потом уже настаивать на чем-то.

«Курящие девушки были ред­костью...»

В.М. И если кто-то видел ку­рящую, то ее обязательно вы­зывали на комитет комсомо­ла и «прорабатывали».

А.А. В нашей компании курящих девушек не было. Даже представить не могу, как бы я с такой девушкой гу­лял... Была соседка курящая — взрослая женщина, пережив­шая войну.

«Знакомились в парках, До­мах культуры, на танцах...»

В.М. Особенно популярны были городские парки, где обязательно имелись эстрада и танцплощадка. Очень часто играл духовой оркестр. Парни и девушки толпились у стен­ки, пока кто-нибудь пореши­тельнее не приглашал на та­нец. Знакомству с родителями предшествовал долгий пери­од общения. Мы, например, с мужем четыре года перепи­сывались, прежде чем он сде­лал мне предложение и позна­комил с родителями.

А.А. Сначала назначали сви­дание и очень переживали, по­тому что девушка могла запро­сто не прийти. Ну а уж если пришла, то провожали ее по­том до дома. Строго до поро­га, жали руку и, вздыхая, от­правлялись к себе. Целовать можно было, только если вас уже все вокруг считали жени­хом и невестой, то есть после многократных прогулок до по­рога. Знакомство с родителя­ми означало только одно: что вы уже все между собой об­говорили и назначили день свадьбы. Конечно, мнение ро­дителей было важно, но если вы столько времени провели уже со своей девушкой, вряд ли кто-то отговорил бы же­ниться.

«Выйти замуж не девушкой самый страшный грех...»

В.М. Про « беречь честь смо­лоду» нам твердили еще в дет­ском саду. Был страх, что как только ты позволишь парню все, он тут же тебя и бросит. Все со­ветские фильмы были об этом, например, «Девчата». Помни­те злую красавицу-неудачницу, которую сыграла Светлана Дружинина? Когда я собралась приехать к своему будущему мужу (после четырех лет зна­комства!), мне подруги говори­ли, что я сошла с ума. Я еха­ла на поезде из Москвы через город, в котором тогда жила мама, и выслала ей телеграм­му, чтобы встретиться на плат­форме. К поезду подошла ма­мина соседка и передала мне коробку с запиской. Мама ле­жала в больнице с острым ап­пендицитом, но умудрилась передать мне денег и белые босоножки для свадьбы. Она не сомневалось, что Алексей, как порядочный человек, же­нится на мне, раз позвал. Они были хорошо знакомы к тому моменту. Если бы она в нем со­мневалась, меня бы ни за что не пустила.

А.А. Мой приятель женил­ся на матери-одиночке. Как раньше говорили: «Взял за себя женщину с ребенком». Пом­ню, нам, его друзьям, было страшно интересно на нее по­смотреть — чем же таким она обладает, что он не побоялся чужого ребенка? А она оказалась простой, хорошей жен­щиной.

«Матерей-одиночек жалели и не уважали...»

В.М. Как женщина могла допустить такое? Не уважа­ла себя, значит, недостойна и нашего уважения. Так вну­шали нам наши родители. Дети из таких семей счита­лись неблагополучными. Сре­ди наших родственников была одинокая мать, ее осуждали, но при этом втихую все стара­лись ей помочь.

А.А. В тогдашней офицер­ской среде было не принято говорить на такие темы. Под­черкиваю: девушек мы очень уважали и не допускали спле­тен и пересудов. Были, конеч­но, женщины особой катего­рии, и мы знали, как к ним пойти и куда, но это были де­вушки не для брака и не для серьезных отношений.

«Мы считали, что норма это один-два ребенка на семью...»

В.М. И даже скорее один. В то время было очень труд­но решиться на второго. Де­кретный отпуск продолжался всего месяц. После — грудно­го ребенка надо было отда­вать в ясли. Зарплаты у всех были небольшие, своего жи­лья у молодых не было, юти­лись по углам или у родите­лей. Какие уж тут дети!

«У нас, в бо-е, почти не раз­водились...»

А.А. Все офицеры состояли в партии, а для коммуниста развод был невозможен! Раз­веденная женщина, правда, котировалась выше, чем мать-одиночка, но все равно, же­ниться на таких никто особо не торопился.

В.М. Измены осуждались страшно! Знаю одну семью, в которой муж постоянно гулял, а жена так же регулярно писала письма во все инстан­ции с просьбой воздействовать на непутевого. Но не разводи­лась с ним!

«В наших семьях роли были четко определены...»

В.М. Кормилец, конечно, муж, хотя работали почти во всех семьях оба. Жена при этом еще занималась детьми, вела хозяйство, порою зани­малась садом-огородом (и все это после работы!).

Мужья редко участвовали в воспитании детей. Они были все время заняты. Хотя в на­шей семье папа постоянно хо­дил с детьми на лыжах, играл с ними в шахматы. Как гово­рится, чем могли, тем и по­могали.

А.А. А если по правде, то всем у нас рулили женщины. Пятого и двадцатого ждали нас у по­рога, сразу забирали зарплату и выдавали строго на сигаре­ты и на обеды. С ними шутки были плохи!

Мы же ездили на рыбалку, копались в гаражах, иногда собирались картежничать, все это своей мужской компанией. Жены ревновали, но это была единственная отдушина в на­шей тогдашней жизни, когда не имелось ни особых развле­чений, ни возможности куда-то ездить, путешествовать.